27 мая 2021 года 14:30

Не делится

Существуют ли законные способы оптимизации бизнеса?
Изображение anncapictures с сайта Pixabay
В материале «Не по классике» мы подробно разбирали, как уберечь бизнес от современных способов его захвата. Но сегодня все острее у бизнеса стоит потребность защитить активы не только от рейдерства, но и от различных взысканий при возникновении финансовых проблем. Как в этом стремлении не перейти грань между законной реструктуризацией бизнеса и оптимизацией за гранью закона?
Ислам Мурадханов
адвокат бюро «Дмитриев и партнеры»

Когда реструктуризация — за гранью закона?

Реструктуризация — это консолидация различных групп активов на отдельных юридических лицах, разграничение производственной деятельности, закупки и хранения товаров и розницы. Существует множество способов контроля над разрозненными юридическими лицами: это и грамотно составленные учредительные документы, и корпоративные соглашения, а также опционы на выкуп долей в уставном капитале и прочее. Но очень часто они не отменяют главный риск — контролирующие органы могут признать подобные схемы дроблением бизнеса с целью получения налоговой выгоды (даже если вы предпочтете назвать это налоговой оптимизацией).

Признаки незаконной налоговой оптимизации:

Признак 1. Использование организациями общих ресурсов: например, общая материально-техническая база — несколько организаций работают в одном офисе, единый бухгалтерский и кадровый учет (или он ведется одним сотрудником, оформленным в одной из компаний).

Признак 2. Отсутствие самостоятельности у подконтрольных лиц: фактическое руководство в компаниях осуществляет аффилированное с другими компаниями лицо. При чем по документам все может быть гладко, но этот факт легко устанавливается в том числе, в ходе допросов сотрудников компаний.

Признак 3. Отсутствие расходов, обязательных для соответствующего вида деятельности: например, одна из фирм оплачивает аренду всех помещений, в которых работают другие юридические лица, другая — закупает на всех канцелярские принадлежности или тару для упаковки продукции.

Это лишь часть признаков, по которым уже есть пояснения налоговой и судебная практика. Но их список постоянно растет. Ключевыми же критериями являются зависимость организаций друг от друга, а также отсутствие необходимости оптимизации бизнеса как таковой.

Что придется доказывать владельцы бизнеса, подозреваемому в оптимизации?

При подозрении в оптимизации бизнеса, его владельцу придется обосновывать сделки между аффилированными компаниями:

  • реальность совершенных операций (была ли сделка совершена в действительности и получил ли налогоплательщик по ней исполнение);
  • исполнение сделки надлежащим лицом (именно тем, которое и заключило договор и у которого возникла соответствующая обязанность);
  • действительный экономический смысл;
  • наличие деловой цели (соответствует ли совершенная сделка видам деятельности компании, кто является конечным выгодоприобретателем по сделке).

Чем грозит выявление схем оптимизации?

Прежде всего, консолидацией всех активов: налоговая объединит все расходы и доходы группы компаний. А дальше события могут развиваться по одному из следующих сценариев:

  • консолидация в том числе субъектов на УСН, когда центр — лицо на ОСНО. Последствия: доначисление НДС, налога на прибыль для организаций или НДС и НДФЛ для ИП­шников;
  • консолидация субъектов на спецрежимах. Последствия: риск утраты права на применение спецрежима, перевод на ОСНО и доначисление налогов;
  • консолидация субъектов на ОСНО. Последствия: утрата права на применение пониженной ставки страховых взносов 15 % для начислений сверх МРОТ, предоставленного субъектам малого и среднего предпринимательства;
  • доказав, что сделки между взаимозависимыми лицами совершены по ценам, отличным от рыночных, налоговая может пересчитать суммы сделок и доначислить НДС, НДФЛ или налог на прибыль организаций по рыночным ценам;
  • в случае нереальности выполнения работ, услуг — отказать в признании на общей системе налогообложения расходов по налогу на прибыль и вычетов по НДС, а при упрощенной системе налогообложения — в признании расходов.

Более того, если целью оптимизации будет признано уклонение от уплаты налогов, сборов, страховых взносов, то виновным (как правило, владельцам бизнеса, руководителям организаций или тем, кто отвечает за уплату налогов, подписывает отчетные документы) может грозить уголовная ответственность по статье 198 или 199 УК РФ.

В случае неуплаты налогов физическим лицом — это статья 198 УК РФ; должностное лицо же отвечает по статье 199 УК РФ (в последнем случае необходимо обращать особое внимание на размер неуплаченных налогов — так, если сумма неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов за 3 финансовых года подряд превышает 15 млн рублей, преступление признается совершенным в крупном размере, а если 45 млн рублей — в особо крупном размере).

Когда же возможна законная реструктуризация бизнеса?

Только в одном случае — когда она преследует деловую цель. Например, у нас был клиент, занимавшейся оптовом торговлей, для которого реструктуризация бизнеса давала реальную оптимизацию бизнес-процессов с точки зрения логистики и контроля. Однако даже в этом случае экономически и документально эта цель должна быть обоснована, иначе это может вызвать вопросы налоговых органов. При этом какого-то готового шаблона, который можно взять за основу, нет. И перед тем, как вы решитесь на реструктуризацию, тщательно проанализируйте все риски, чтобы не «вбить гвоздь в крышку гроба» своего бизнеса.